Эверстов С.И. Археологическое изучение улуса (1939-1992 гг.)

С.И. Эверстов канд.истор.наук, с.н.с. ИПМНС СО РАН

АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ  ИЗУЧЕНИЕ  УЛУСА

(1939-1992 гг.)

Прежде чем приступить к изложению древностей Кобяйского улуса следует сделать краткий экскурс по археологии Якутии в целом. Систематическое археологическое изучение Якутии возникло в 1939 г. Усилиями археологических экспедиций  (АЭ) (Ленская историко-археологическая, 1939-1946, руководитель А.П.Окладников; Вилюйская АЭ, 1960-1963, руководитель С.А.Федосеева; Приленская АЭ, с 1964 г., руководитель Ю.А.Мочанов; АЭ Якутского гос. унив-та , 1968-1976, руководитель Н.Д.Архипов, с 1976 руководитель А.Н.Алексеев; АЭ Института проблем малочисленных народов Севера с 1993 г.) открыты и исследованы сотни древних памятников, в том числе стоянки, могильники, жертвенники, наскальные рисунки. В результате этих работ выявлено, что несмотря на экстремальные климатические условия, бассейн Лены впервые был заселен раннепалеолитическими людьми предположительно 3,2-1,8 млн. лет назад1. Такие древнейшие стоянки первобытных людей открыты лишь в 80-х  годах ХХ века. До этих открытий наиболее древними памятниками на территории Якутии считались стоянки позднего палеолита, датируемые 35-10 тысяч лет назад2.

А.П.Окладников, проводивший планомерные археологические исследования в бассейне Лены и на Колыме, в итоге своих наблюдений пришел к выводу о том, что первые охотники на мамонтовую фауну разожгли свои костры 20-25 тысяч лет назад в эпоху ледниковой эры. Их сменяли неолитические охотники, распространившиеся по всей территории Якутии. После них появились люди эпохи бронзы, затем раннего железного века и средневековья. Исследователем большое внимание уделено раннеякутской культуре3.

Обширная систематическая работа проделана Приленской АЭ, охватившей почти всю Северо-Восточную Азию. В результате этих изысканий Ю.А.Мочановым сделана периодизация каменного века Якутии, подкрепленная новыми достижениями науки, радиоуглеродными датами4. Им выявлен5, что за 35 тысяч лет сменяли одна за другой несколько археологических культур, представлявших не только разноязычные, но и отличающиеся друг от друга по материальной и духовной культуре. племена.

До 1980-х гг., то есть до открытия Дирингского раннепалеолитического комплекса Ю.А.Мочановым6, С.А.Федосеевой7 и А.П.Окладниковым8 были установлены в хронологическом порядке дюктайская позднепалеолитическая культура (35-10,5 тысяч лет назад), сумнагинская (10,5-6 тысяч лет назад), сыалахская ранненеолитическая (6-5 тысяч лет назад), белькачинская средненеолитическая (5-4 тысяч лет назад), ымыяхтахская поздненеолитическая (4-3 тысяч лет назад)*, усть-мильская культура эпохи бронзы (3-2 тысяч лет назад)**, культура раннего железного века (2-0,5 тысяч лет назад), средневековые памятники и раннеякутская культура. Впоследствии, после А.П.Окладникова, изучение раннеякутской культуры продолжено И.В.Константиновым9 и А.И.Гоголевым10. В итоге комплексных исследований якутских захоронений и этехов получен большой дополнительный материал. А.И.Гоголев выделил особую раннеякутскую археологическую культуру – кулун-атахскую11.

Следует отметить, что  несмотря на  экстремальные климатические условия, когда территория Якутии была занята бескрайней тундрой, ее обжили племена дюктайской культуры. За погоней крупных плейстоценовых животных,  вопреки примитивности охотничьего вооружения из камня (копье, нож), дюктайцы дошли до арктического побережья. В конце плейстоценовой эпохи, совпавшего с началом глобального потепления в 10,5 тысяч лет назад, мамонтовая фауна вымирает. С исчезновением последней затерялись и следы существования дюктайского населения. Оказывается, как показали исследования Ю.А.Мочанова12, дюктайцы прошли через Берингов пролив в Новый Свет, в американский континент и становятся предками индейцев.

С потеплением климата наступила современная геологическая эпоха – голоцен. Во время климатического оптимума тундра отступила на север до арктического побережья. Языки тайги по долинам северных рек доходили до берегов Ледовитого океана. В это время появились носители сумнагинской культуры с относительно высокой культурой, чем их предшественники. Это были охотники с теми навыками, с которыми можно охотиться на сравнительно мелких голоценовых животных. У сумнагинцев большое развитие получила вкладышевая техника, что означает усовершенствование орудий не только бытового назначения, но и охотничьего вооружения. Интересно то, что 6 тысяч лет назад сумнагинская культура перестала существовать. По предположению Ю.А.Мочанова13, сумнагинцы ушли на восток и могли быть предками современных алеутов и эскимосов.

6 тысяч лет назад в Восточной Сибири наступила эпоха неолита, представленная тремя этапами. В начале этой эпохи появились ранее неизвестные орудия охоты и рыболовства. В связи с их внедрением и развитием в хозяйстве, возникло изготовление глиняных сосудов. Каменные и костяные орудия труда и охоты постоянно усовершенствовались. Техника обработки каменных изделий достигла высочайшего уровня, особенно это прослеживается в заключительном этапе.

Как предполагает Ю.А.Мочанов14, ранненеолитическая сыалахская культура возникла на местной основе, ускоренная контактами с населением смежных областей.

Носители сыалахской культуры изобрели лук и стрелу, основной причиной которого, очевидно, является то, что охота на нестадных животных копьем (дротиком) стало очень изнурительной и трудоемкой. Судя по остаткам рыболовных орудий, рыбу ловили сетями (неводами), били острогой и гарпуном, изготовленных из кости или рога. Они лепили свои сосуды из глины при помощи сетки-мешка. Внешняя поверхность сосудов покрыта отпечатками узелков сетки. Сосуды с аналогичным техническим декором в научной литературе называют сетчатой керамикой. К концу 6-го тысячелетия культура сыалахцев угасает и исчезает. Как предполагают исследователи, носители сыалахской культуры были предками нганасан, живущих ныне в Таймыре15.

5 тысяч лет тому назад на смену сыалахской культуре приходит новая археологическая культура – белькачинская. Генезис ее пока неясен. Ю.А.Мочанов не считает данную культуру пришлой16. Как показывают остатки материальной культуры белькачинцев, то мало чем отличается от культуры предыдущих племен. Существенное отличие прослеживается в духовной культуре. У носителей белькачинской культуры орнаментальное искусство намного богаче и разнообразнее, что свидетельствует о другом мировоззрении. В отличие от сыалахцев, белькачинцы свои глиняные сосуды изготавливали способом выколачивания. При формовке сосуда применяли деревянную колотушку, у которой рабочая часть была обмотана крученым шнурком. Четкие оттиски последнего оставались на внешней поверхности сосудов. В научной литературе сосуды, изготовленные колотушкой с обмотанным шнурком, называют шнуровой керамикой.

Остатки шнуровой керамики найдены не только на территории Якутии, но и на Дальнем Востоке и, даже, в Северной Америке. Исходя из этого, исследователи предполагают, что носители белькачинской культуры могут быть родоначальниками некоторых индейских племен Северной Америки17.

Наиболее сложным является генезис археологической культуры позднего неолита. 4 тысячи лет назад белькачинская культура сменяется ымыяхтахской. Основным индикаторным признаком последней является керамика с вафельными и рубчатыми отпечатками на внешней поверхности, а также с примесью волос (шерсти) и растительных остатков. Хозяйственно-производственная деятельность ымыяхтахцев ничем не отличается от главных занятий предыдущих неолитических племен. Но у них имеется одно преимущество, это – употребление металлических изделий (медь и бронза)18. Существенное отличие наблюдается в духовной культуре.

Что касается этнической принадлежности носителей ымыяхтахской культуры, то она пока остается невыясненной. Имеющиеся в рабочем порядке мнения совершенно различны. По мнению Ю.А.Мочанова19, ымыяхтахцы – предки чукчей и коряков. Данная гипотеза впоследствии поддержана И.В.Константиновым20, С.А.Федосеевой21 и В.И.Эртюковым22. Н.Н.Диков23 связывает ымыяхтахские памятники с предками чукчей, а Р.С.Васильевский24  – с древнекорякской культурой. В носителях ымыяхтахской культуры предков юкагиров, вслед за А.П.Окладниковым25, склонны видеть археологи Л.П.Хлобыстин26, М.А.Кирьяк27, Эверстов28, этнографы И.С.Гурвич29, Ю.Б.Симченко30 и антрополог М.Г.Левин (1958). С.А.Арутюнов31 считает, что носители ымыяхтахской культуры образовывали полиэтническую историко-культурную целостность, в которую входят не только чукчи, коряки и эскимосы, но и нганасаны и юкагиры. К аналогичному мнению пришел и А.Н.Алексеев32, исследовавший материальную и духовную культуру племен неолита и эпохи бронзы на базе археологических материалов Северо-Восточной Азии.

Последние археологические открытия на Индигирке показывают, что наиболее близкое предположение дают те исследователи, которые отстаивают точку зрению, связанную с юкагирами33.

На рубеже XIV-XIIIвв. до нашей эры ымыяхтахскую культуру на Алдане, Олекме, а также на Лене и Вилюе сменила усть-мильская культура эпохи бронзы. Вместо сосудов с вафельными и рубчатыми оттисками на внешней поверхности появляется гладкостенная керамика с рассеченными и нерассеченными налепными валиками. Следует отметить, что усть-мильская керамика в заполярной зоне Якутии не обнаружена34, за исключением керамики с налепными валиками со стоянки на оз. Котельническое на Колыме35, т.е. это свидетельствует о том, что племена усть-мильцев не смогли проникнуть в Заполярье, не потревожили в этом регионе.

Основу хозяйства усть-мильцев составляла охота, дополняемая рыболовством.

Следует отметить, что бронзолитейное производство представлено очень слабо. Известно лишь то, что на Алдане на фрагментах глиняных сосудов из стоянок Билир I(слой 1) и Угино (слой 2) зафиксированы натеки бронзы36. К усть-мильской культуре исследователи относят отдельные бронзовые изделия карасукских и тагарских типов, случайно найденных в разных районах Якутии37.

Касаясь этнической принадлежности носителей усть-мильской культуры, некоторые исследователи38 склонны ошибочно считать их  предками юкагирской общности.

В V-IIIвв. до н.э. на смену усть-мильской культуре приходят различные культурные комплексы железного века. Материалы этих комплексов упоминаемого периода найдены в основном в бассейне Лены39. Надо отметить, что в заполярной зоне Якутии их следы пока не прослежены40. По мнению И.В.Константинова41, культурные комплексы, относимые к раннему железному веку, были оставлены предками тунгусской и юкагирской общностей.

В IX-XIвв. н.э. в бассейне Средней Лены начинают проникать первые тюркоязычные скотоводы. Их связывают с курыканами, обитавшими в Прибайкалье в V-Х вв. н.э. Как полагают исследователи, постепенный приток тюркоязычного населения на Среднюю Лену и ассимиляция ими живших здесь тунгусоязычных племен и юкагиров привели в XV-XVIвв. н.э. к формированию якутского этноса и его культуры42. Территория Кобяйского улуса в археологическом отношении остается малоизученной. Первые открытия древних памятников связаны с работой Ленской историко-археологической экспедицией под руководством А.П.Окладникова. О результатах своих наблюдений в 1942-1943 гг. исследователь писал отчет, вышедший отдельной книгой «Ленские древности», выпуск 1, в 1945 г. в Якутском книжном издательстве. Чуть более трех десятков  страниц посвящено находкам, обнаруженным на отрезке участка Лены по правому берегу, между Батамаем и Кильчаном. В те трудные военные годы он не мог развернуть археологические изыскания по обеим берегам величественной реки, притом средством передвижения служила большая рыбачья лодка-кунгас.

Рассмотрим находки из стоянок, зарегистрированных А.П.Окладниковым в хронологической последовательности.

Наиболее древние стоянки относятся к новокаменному веку – неолиту.

6 тысяч лет назад в 20 км выше пос.Сангар в местности Унгаайы («Зеленое») свои следы оставили  представители ранненеолитической  сыалахской культуры, подтверждаемые находками остатков сетчатой керамики. Здесь также собраны отходы каменной индустрии – кремневые отщепы и ножевидные пластины43.

Как выше упомянуто, около 5 тысяч лет назад на смену сыалахской культуры приходит белькачинская. Носители этой культуры облюбовали местность Барбатчики в 246-248 км ниже г.Якутска. В культурном слое, на глубине 25-50 см, наряду со шнуровой керамикой, лежали уплощенная овальная речная галька диаметром 13 см с чашевидным углублением от длительного трения и маленькая галечка диаметром – 5,6 см. Как полагал А.П.Окладников44, большая галька служила ступкой, на которой растиралась красная минеральная краска (кровавик-охра), а вторая, меньшая, теркой-курантом. Из культурного слоя также были извлечены заготовки тесел, отщепы и микропластины.

Вторая стоянка белькачинцев была обнаружена «в 18 км ниже пос.Сангар за речкой Чачимэ на правом берегу Лены, у домов колхоза им.Кальвица, на террасе высотою 6-8 м, низкой, но не заливаемой рекой»45. Здесь, наряду с фрагментами шнуровой керамики, найдена ножевидная пластина из черного кремнистого сланца.

Древняя стоянка, принадлежащая людям ымыяхтахской культуры, была обнаружена на территории пос.Сангар, «ниже скалистого возвышения, разделяющего поселок на две части»46. Здесь собраны фрагменты глиняных сосудов с вафельными отпечатками орудий, обломки двусторонних ретушированных наконечников стрел и отходы производства.

Из вышеизложенного следует сказать, что конец каменного века – неолит представлен весьма скудными материалами. Вместе с тем, эти находки свидетельствуют о том, что территория Кобяйского улуса обитаемой стала с раннего неолита.

Кроме того, А.П.Окладниковым зарегистрированы стоянки, где были собраны только каменные изделия. Один такой пункт зафиксирован в 5-6 км ниже Батамаи при переходе низкой террасы в высокую47. Второй пункт находится «прямо против устья реки Вилюя в Лену в местности Кытчым или Кильчан»48. На высоком левом мысу террасы в обнажении глинистых толщ А.П.Окладниковым собраны отщеп из черного кремнистого сланца, три ножевидные пластины и один наконечник стрелы. По описанию исследователя, наконечник «имеет удлиненно-ромбического очертания, причем нижняя часть ромба, представляющая основание наконечника, короче верхней, так что соотношение их равно 1:2. В поперечном сечении наконечник имеет вид треугольника, верхняя сторона его выпуклая с продольным ребром, нижняя же, наоборот, плоская»49. А.П.Окладников обратил внимание на несколько необычную обработку орудия. Плоская сторона последнего ретуширована сплошь, притом «фасетки ее узкие и длинные, они приходят строго параллельно друг другу через всю ширину пластины и не поперек, а наискось ее длинной оси»50. Судя по специфике обработки, наконечник принадлежит носителям ымыяхтахской культуры. Возможно, на этом участке в свое время останавливались ымыяхтахцы.

Далее, на своем маршруте между Батамаем и Кильчаном А.П.Окладников обнаружил следы памятников эпохи бронзы и железного века. Следы людей бронзового века найдены в излучине речки Ююкэ. Здесь, наряду с каменными изделиями, собраны фрагменты глиняных сосудов, сходных с найденными на стоянке конца бронзового века у с.Покровска51. Вместе с этими находками оказались и немногочисленные куски шлака, получающегося при выплавке железа, а также небольшое железное изделие типа шильце.

Культурные остатки из поселений интересны тем, что в местности Ююкэ обнаружены материалы, показывающие с одной стороны, эпохи бронзы, с другой, ранний железный век. Данное явление А.П.Окладников объясняет следующим образом: «Они (находки.-СЭ) доказывают, что в устье р.Ююкэ, как и в других местах, где обнаруживаются подобные предметы, жили люди, культура которых по многим признакам относятся еще к самому концу местного бронзового века. Но они уже знали железо, умели ковать его и даже выплавлять из руды. Это были первые плавильщики ленских железных руд и первые кузнецы Якутии»52.

Следы поселений раннего железного века, кроме Ююкэ, А.П.Окладниковым зафиксированы в 5-6 км ниже Батамаи, в 20 км выше Сангар в местности Унгаайы, в самом пос.Сангар и на территории  овощеводческого совхоза Рыбкоопа53.

В местности Унгаайы также обнаружены и исследованы следы «малых домов», материалы которых характеризуют следующее хронологическое звено. Интерес представляет обломок сосуда, аналогии которого существуют по А.П.Окладникову54, в муринских тункинских археологических памятниках Забайкалья и Прибайкалья, принадлежащих известной культуре «курумчинских кузнецов», датируемых 6-10 вв. н.э. Обломки сосудов «курумчинского» типа обнаружены и в самом пос.Сангар, около промтоварного магазина на берегу Лены55. Среди находок из «малых домов» имеется обломок глиняного сосуда с тисненым орнаментом, очень близкий к тисненым узорам поздней якутской керамики. А.П.Окладников считал, что обитателями «малых домов» были бесскотные якуты-балыксыты или долган-саха56 и датировал XV-XVIвв. н.э.57

В Унгаайы исследованы остатки «кыргыз-этеха». Жилище было круглым в плане с очагом в средине. В культурном слое были встречены большие куски железоплавильного шлака, куски обмазки горна, фрагмент скребка из железа. Керамика представлена обломками толстостенных сосудов с плоским дном. Часть из них сильно напоминает якутскую керамику58.

В Унгаайы, неподалеку от «малых домов» расположен этех. Здесь сохранились остатки дома-балагана, бугор из навоза крупного рогатого скота и погреб, обложенный деревянным срубом. Среди находок оказались обломки типично якутской керамики и фрагменты фарфоровой чашки. Этех датирован А.П.Окладниковым серединой ХIX в. по датирующей ее находке – чашке59.

Как показали исследования участка между Батамаем и Кильчаном, хорошо представлена эпоха железа. А.П Окладниковым здесь были открыты и исследованы довольно выразительные памятники этого периода. Именно здесь находил те материалы, которые показывали культурно-этнические связи и хронологические взаимоотношения племен эпохи железа и средневековья. На этом участке исследователь впервые зафиксировал «как поздняя бронза Якутии постепенно и почти незаметно переходит в местную культуру раннего железа»60. Он очень высоко ценил находки, сделанные в излучине р.Ююкэ и писал следующее: «…новые находки в долине р.Ююкэ вместе с более ранними (1940-1941 гг.) из более южных районов Ленского края, помогают впервые расчленить ранее совершенно неизвестный железный век Средней Лены на ряд хронологических звеньев и, что особенно ценно, впервые показывают нам своеобразные памятники самого начала эпохи железа на территории Якутии».

Из вышеизложенного видно, что А.П.Окладников за короткий срок пребывания на упомянутом отрезке Лены сделал для древней истории неоценимые открытия. А площадь Кобяйского улуса обширна. Мы не знаем, сколько таит в себе доисторической информации земля Кобяйская.

В заключении хочется сказать, что пришла пора возобновить археологические исследования культурных наследий наших предков, начатое в начале 40-х годах ХХ века А.П.Окладниковым, так как в условиях постиндустриального общества происходит дегрдация и полное уничтожение археологического наследия.

*Названия археологических культур каменного века предложены Ю.А.Мочановым (1969, 1977) по местности, где материалы исследованной стоянки отражают более полную характеристику о данной культуре.

**Название предложено С.А.Федосеевой (1974).

 

                                                               Литература

  1. Мочанов Ю.А.Древнейший палеолит Диринга  и проблема внетропической прародины человечества. – Новосибирск: ВО «Наука», 1992.- 254 с.
  2. Мочанов Ю.А.Древнейшие этапы заселения человеком Северо-Восточной Азии. – Новосибирск: Наука, 264 с.
  3. Окладников А.П.История Якутской АССР. - М.: Л., 1955. – Том 1. – 432 с.
  4.  Мочанов Ю.А. Многослойная стоянка Белькачи 1 и периодизация каменного века Якутии. – М.: Наука, 1969. – 254 с.
  5. Мочанов Ю.А.Указ.соч. 1969, 1977.
  6. Там же. –С.163
  7. Федосеева С.А.Усть-мильская культура эпохи бронзы Якутии //Древняя история народов юга Восточной Сибири. – Иркутск, 1974. - Вып.2. – С.146-158.
  8. Окладников А.П.Ленские древности.- Якутск, 1945. – Вып.1.; Он же.  История Якутской АССР. - М.: Л., 1955. – Том 1.; Он же. 1946. - Вып.2. – 188 с.; Он же. 1950. - Вып.3. – 195 с.
  9. Константинов И.В.Археологическое изучение Северо-Западной Якутии //Бюллетень научно-технической информации (Вопросы истории, литературы и языка). – Якутск, 1975. – С.5-8.
  10. Гоголев А.И.Якуты (Проблемы этногенеза и формирования культуры). – Якутск,1993. – 250 с.
  11. Там же. 1993.
  12. Мочанов Ю.А. Указ.соч. 1977.
  13. Там же. 1977.
  14. Федосеева С.А.Археология Якутии и её место в мировой науке о происхождении и эволюции человечества. – Якутск, 1999. – 132 с.
  15. Мочанов Ю.А.Многослойная стоянка Белькачи 1 и периодизация каменного века Якутии. – М.: Наука, 1969. –С.174.
  16. Мочанов Ю.А. Указ.соч1969.–С.183; Федосеева С.А. Указ.соч.1999. –С.83.
  17. Эверстов С.И.Изображение на бересте и этническая идентификация ымыяхтахских памятников Индигирки (в свете новых археологических открытий) //Археология Северо-Восточной Азии. Астроархеология. Палеометрология. – Новосибирск: Наука, 1999. – С.40-64; 2003, с.113-117; 2005, с.31-39
  18. Мочанов Ю.А.Многослойная стоянка Белькачи 1 и периодизация каменного века Якутии. – М.: Наука, 1969. – 254 с.
  19. Константинов И.В.Ранний железный век Якутии. – Новосибирск: Наука, 1978. – 127 с.
  20.  Федосеева С.А.Археология Якутии и её место в мировой науке о происхождении и эволюции человечества. – Якутск, 1999. – 132 с.; Она же. Ымыяхтахская культура Северо-Восточной Азии. – Новосибирск: Наука, 1980. – 224 с.
  21. Эртюков В.И.Усть-мильская культура эпохи бронзы Якутии. – М.: Наука.
  22. Диков Н.Н.Чукотка в каменном веке //Очерки истории Чукотки с древнейших времен до наших дней. – Новосибирск: Наука, 1974. – С.18-45.
  23. Васильевский Р.С.Происхождение и культура древних коряков. – Новосибирск: Наука, 1971. – 250 с.
  24. Окладников А.П.История Якутской АССР. - М.: Л., 1955. – Том 1.
  25. Хлобыстин Л.П.Новое о древнем населении Таймыра //Происхождение аборигенов Сибири и их языков. – Томск, 1969. – С.141-143; Он же.Древние культуры Таймыра и крупные этнические общности Сибири //Происхождение аборигенов Сибири и их языков. – Томск, 1973. – С.163-166; Он же. Памятники сибирского Заполярья и их соотношение с культурами таёжной зоны //Соотношение древних культур Сибири с культурами сопредельных территорий. – Новосибирск, 1975. – С100-110.
  26. Кирьяк М.А.Археология Западной Чукотки в связи с юкагирской проблемой. – М.: Наука, 1993. – 224 с.
  27. Эверстов С.И.Изображение на бересте и этническая идентификация ымыяхтахских памятников Индигирки (в свете новых археологических открытий) //Археология Северо-Восточной Азии. Астроархеология. Палеометрология. – Новосибирск: Наука, 1999. – С.40-64; Он же.Глиняные сосуды ымыяхтахцев Нижней Индигирки //Древние культуры Северо-Восточной Азии. Астроархеология. Палеоинформатика. – Новосибирск: Наука, 2003. – С.113-117; Он же. Памятники эпохи металла Нижней Индигирки (к проблеме этногенеза коренных малочисленных народов Севера) //Фольклор палеоазиатских народов. – Якутск, 2005. – С.31-39.
  28. Гурвич И.С.Изучение этногенеза народов Севера в советский период: Состояние проблемы, задачи и перспективы //Этногенез и этническая история народов Севера. – М.: Наука, 1975. – С.5-42.
  29. Симченко Ю.Б.Культура охотников на оленей Северной Азии. – М.: Наука, 1976. – 312 с.
  30. Арутюнов С.А.Рецензия на кн.: Федосеева С.А. Ымыяхтахская культура Северо-Восточной Азии. – Новосибирск: Наука,   1980. – 224 с. //Советская археология. – 1983. - № 4. – С.256-258.
  31. Алексеев А.Н.Древняя Якутия: Неолит и эпоха бронзы //История и культура Востока Азии. – Новосибирск: Сиб.изд. Фирма «Наука» РАН, 1996. – 144 с.
  32. Там же.
  33. Там же. –С.58
  34. Археологические памятникиЯкутии: Бассейны Алдана и Олекмы. – Новосибирск: Наука, 1983. –С.18.
  35. Эртюков В.И.Усть-мильская культура эпохи бронзы Якутии. – М.: Наука.
  36. Археологические памятникиЯкутии: Бассейны Алдана и Олекмы. – Новосибирск: Наука, 1983. –С.18.
  37. Константинов И.В.Ранний железный век Якутии. – Новосибирск: Наука, 1978. – 127 с.; Эртюков В.И. Усть-мильская культура эпохи бронзы Якутии. – М.: Наука. –С.112; Федосеева С.А. Археология Якутии и её место в мировой науке о происхождении и эволюции человечества. – Якутск, 1999. – 132 с.
  38. Константинов И.В. Указ.соч. 1978.
  39. Эверстов С.И.Указ.соч. – Новосибирск: Наука, 1999. – С.40-64; 2003, с.113-117; 2005, –С.58.
  40. Константинов И.В.Ранний железный век Якутии. – Новосибирск: Наука, 1978. –С. 99.
  41. Археологические памятникиЯкутии: Бассейны Алдана и Олекмы. – Новосибирск: Наука, 1983.  –С.19.
  42. Окладников А.П.Ленские древности.- Якутск, 1945. – Вып.1. –С.50.
  43. Там же.–С.44-46.
  44. Там же.–С.73.
  45. Там же. –С.63-64.
  46. Там же. –С.43.
  47. Там же. –С.73.
  48. Там же. –С.74.
  49. Там же. –С.74.
  50. Окладников А.П.История Якутской АССР. - М.: Л., 1955. – Том 1. –С.196-198.
  51. Там же. –С.198.
  52. Окладников А.П.Ленские древности.- Якутск, 1945. – Вып.1. –С.42-68.
  53. Там же.–С.54-56.
  54. Там же. –С.63.
  55. Там же. 1946. –С.155.
  56. Там же.1945. –С.62.
  57. Там же. –С.50-52.
  58. Там же.–С.61.
  59. Там же.1946. –С.151.
  60. Там же.1945. –С.72.