Боякова С.И. Шахта «Сангарская»

Боякова С.И., д-р ист. наук, рук. Центра ИГИ АН РС (Я)

ШАХТА«САНГАРСКАЯ»

Возникновение и развитие Кобяйского улуса и, в первую очередь, поселка Сангар неразрывно связаны со становлением угольной промышленности Якутии, созданием и деятельностью шахты «Сангарская».

В начале ХХ века в связи с развитием судоходства в низовьях Лены и освоением Северного морского пути остро встал вопрос о создания топливной базы морских и речных судов на Северо-Востоке России. Наиболее интенсивные поиски угольных месторождений велись во время и после Русской Полярной экспедиции под руководством Э.В. Толля (1900-1903 гг.). Однако в тот период попытки участника экспедиции лейтенанта Н.Н. Коломейцева организовать добычу и доставку крупной партии угля для яхты «Заря» между г. Якутском и Булуном закончились неудачей1. В дальнейшем поиски угля в устьях рек Амги и Вилюя предпринимала также якутская администрация2. Поскольку эти работы не носили постоянного характера, они не увенчались успехом.

Более целенаправленно действовали представители фирмы «Наследники А.И. Громовой», чей пароход «Лена» регулярно совершал плавания в низовьях одноименной реки, где со второй половины XIXв. началось интенсивное развитие рыбных промыслов. В 1913 г. владельцы этой фирмы И.И. Громов и М.В. Пихтин подали заявку в Горный округ на разработку площади выхода угля в местности Санахай (Сангар-Хая) в 75 верстах от устья р. Вилюй. По их поручению штейгер Л. Либерман с семью помощниками провел геологические изыскания и изучил обнажения каменного угля по берегам р. Лены. В районе горы Сангар-Хая он исследовал выходы на земную поверхность двух угольных пластов, которые он назвал  Семичетвертной и Аршинный. Либерман также отметил следы сгорания угля в виде обожженных горных пород. Результаты своей экспедиции он осветил на страницах газеты «Русские ведомости» в 1913 г. и журнала «Южный инженер» в 1915 г.3 Тем не менее, в производственную эксплуатации Сангарское месторождение в дореволюционный период ввести так и не удалось.

Лишь после окончания гражданской войны правительство молодой Якутской республики смогло приступить к промышленному и транспортному освоению края. В 1925 году по заданию угольной секции Геологического комитета  ВСНХ РСФСР геолог Г.А. Иванов описал в районе горы Сангар-Хая видимые выходы угольных пластов суммарной мощностью 12 метров. 20 апреля 1927 г. Госплан ЯАССР принял решение об отгрузке первой партии сангарского угля для проведения пробных испытаний. С этой целью была организована Нижне-Ленская поисково-разведочная партия вновь организованной Якутской горно-технической конторы в составе студентов Московской горной академии В.Н. Кузнецова и Л.Т. Сафронова и четырех рабочих. Партия более подробно обследовала береговые отложения, ранее описанные Г.А. Ивановым, образцы горных пород и угля затем были проанализированы известными геологами Н.М. Караваевым и И.Б. Рапопортом. Одновременно горнопроходческой артелью Мальцева были  добыты первые 45 т угля, которые затем были испытаны на пароходах «Лена» и «Колыма», а также в мастерской Якутского государственного пароходства4. Проведенные испытания подтвердили высокие теплотворные качества сангарского угля и возможность его использования в качестве пароходного топлива, что позволило уже со следующего года приступить к разработке Сангарского месторождения.

В июне 1928 г. на тогда ещё пустынный берег Лены высадилась первая партия рабочих из 16 человек под руководством горного техника Е.И. Некипелова. Четверо рабочих продолжили проходку штольни, заложенной артелью Мальцева, и начали проходку второй штольни по пласту «Ф». Остальные заготовляли строительный и крепежный лес для жилья и производственных объектов, построили эстакаду длиной 60 м для складирования угля. В тот год были добыты первые 518 т сангарского угля5. В следующем году в Сангар-Хая прибыло ещё несколько партий рабочих и инженеров, была заложена третья штольня. С 25 июля к исполнению своих обязанностей приступил первый управляющий угольными копями М.А. Дунаевский. К осени 1929 г. население рудника вместе с женщинами и детьми насчитывало уже около 200 человек. В 1929 г было добыто более 1800 т угля.

В 1930 году  инженер В. Малыгин разведал пласты «В» и «С». В 1932–1934 г.г. велась дальнейшая углубленная разведка бурением на отдельных пластах месторождения под руководством инженеров А.Г. Алексеева и Г.Р. Зейденберга.

Постепенно Сангарский рудник выходил на производственные мощности. На начало 1931 г. в коллективе угледобытчиков работали около 50 человек. Они жили в трех бараках, В 1931 году были построены еще 3 барака, подвал, баня, в одном из бараков открылась амбулатория6. Заведующей амбулатории была назначена выпускница Иркутского медицинского института Л.С. Таубер, впоследствии один из организаторов фтизиатрической службы в Якутии, заслуженный врач РСФСР и ЯАССР, кавалер орденов Трудового Красного Знамени и Знак Почета.

Всего в первые шесть лет работы Сангарского рудника было добыто 37542 т. угля, в том числе по годам:  1928/29 гг. – 1811 т, 1929/1930 гг. – 5112 т, 1931 г. – 6631 т, 1932 г. – 3338 т, 1933 г. – 11642 т, 1934 г. – 9008 т7. Как видно, шел постепенный рост угледобычи, и к моменту передачи копей из республиканского ведения в союзное, производственные показатели Сангар-Хая выросли в 5-6 раз. Некоторое снижение добычи в 1932 г. связано с первой аварией на шахте, когда взорвалась угольная пыль. Несчастный случай произошел 27 января 1932 г., погибло 11 рабочих, двое получили тяжелые травмы. В связи с аварией горные работы на 1,5 месяца были приостановлены8. Сангарский уголь использовался в основном для нужд республики, прежде всего, для её речного флота, а также для каботажных перевозок и тогда ещё единичных морских рейсов на восточном участке Северного морского пути.

Добыча угля проводилась кустарным способом, вручную. В обрывистом берегу р. Лены, в обнаженных выходах угля закладывались штольни, где в качестве рельсов применялись деревянные бруски. Доставка угля проводилась в деревянных вагонетках и санках. Буровзрывные работы применялись в основном только при зарубке. Отбойка велась вручную при помощи кайл и клиньев. Для подземного освещения служили бензиновые и керосиновые лампы типа «Вольф» и «Летучая мышь».Впервые электричество появилось лишь в 1934 г., и то только для освещения9.

В 1934 г. Сангарский рудник был передан в ведение Главсевморпути. Главное управление Северного морского пути при СНК СССР (ГУСМП, Главсеворпуть) был образован в декабре 1932 г. с целью «проложить окончательно Северный морской путь от Белого моря до Берингова пролива, оборудовать этот путь, держать его в исправном состоянии и обеспечить безопасность плавания по этому пути»10. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 20 июля 1934 г. «О мероприятиях по развитию Северного морского пути и северного хозяйства» к ведению ГУСМП была отнесены моря и острова Северного Ледовитого океана и территория континентальной Азии севернее 62-й параллели (параллель г. Якутска). Все промышленные предприятия, находившиеся здесь, переходили в ведение главка. В соответствии с этим постановлением Главсевморпути передавались Сангарские и Кангаласские угольные копи. Якутский обком ВКП (б) и особенно СНК ЯАССР и его председатель Х.П. Шараборин резко отрицательно отнеслись к этому решению. 10 августа 1934 г. в ЦК ВКП (б) и СНК СССР была послана телеграмма, подписанная Х.П. Шарабориным и секретарем Якутского обкома ВКП (б) Н.Н. Окоемовым, с протестом против несогласованного с ними решения о передаче Сангарских и Кангаласских копей ГУСМП. Мотивируя просьбу об оставлении угольных месторождений в ведении республики, они отмечали, что «копи из организационного периода вышли и находятся в условиях нормальной эксплуатации» и настаивали на переключении деятельности ГУСМП и его Якутского треста на освоение новых промышленных объектов, таких как Нордвикское месторождение нефти, газа и серы, Ботомские железорудные залежи, лесозаготовки, строительство портов, затонов, мастерских, а уже эксплуатируемые предприятия просили оставить в ведении местных органов. Однако эти доводы не были приняты во внимание, и вопрос о передаче Сангарских и Кангаласских копей был решен в пользу союзного ведомства11. Якутское руководство было вынуждено подчиниться, и 23 августа 1934 г. вышло постановление бюро Якутского обкома ВКП(б) «О работе ГУСМП в Якутии», в котором, в том числе, на начальника Якутского треста ГУСМП С.Г. Иванова возлагалась обязанность предусмотреть капитальные вложения «на подготовку постоянных квалифицированных кадров из местного населения как будущего основного ядра существующих и вновь организуемых предприятий треста»12.        

Небольшой по размерам производственный комплекс рудника, несмотря на издержки сезонной вербовки, первоначально обеспечивался достаточной рабочей силой за счет близлежащих сельскохозяйственных районов. До 70% рабочих Сангарского рудника составляли якуты. Жесткие обязательства, подкрепленные идеологическим прессингом, обеспечивали сравнительно высокую закрепляемость занятых кадров, составлявшую более 50%13. В большинстве своем первые рабочие рудника пополнялись из числа уроженцев Намского района, в состав которого до образования самостоятельного Кобяйского района входила территория Сангар. В числе вчерашних крестьянских парней, стоявших у истоков топливной промышленности Якутии С.С. Черноградский (первый секретарь первичной комсомольской организации Сангарского рудника, основанной 19 июля 1930 г.), Е.Е. Попов, А.И. Ногнорутов, И.Д. Семенов, М.П. Нектягаев, Ф.Л. Никифоров.    

Переход в систему Главсевморпути переориентировал основное направление деятельности Сангарского рудника на обслуживание морских и речных судов ГУСМП, других промышленных предприятий отрасли. Сангарский уголь переправлялся в порт Тикси, ставший основной базой снабжения арктического морского флота топливом. Растущий объем арктических перевозок ГУСМП вызвал необходимость увеличения добычи угля, что привело к внедрению механизации отдельных видов работ на Сангарских копях. В сентябре 1937 г. коллегия Главсевморпути приняла решение о строительстве временной электростанции на Сангарском руднике для механизации бурения, транспортировки угля, вентиляции, складских погрузочных операций, освещения поселка и подземных выработок. После пуска в 1938 г. электростанции на шахтах начали применяться электросверла для бурения шпуров, подъемные и откаточные лебедки. Были составлены генеральный и технический планы реконструкции рудника, в соответствии с которыми изменялась система разработки месторождений. Вместо нескольких мелких кустарных штолен была построена одна наклонная шахта, что облегчило механизацию горных работ. Тем самым открывалась возможность для выполнения поставленной СНК СССР в постановлении от 29 августа 1938 г. задачи о доведении добычи угля на Сангарском руднике до 60 тыс. т. В 1940 г. появилась первая врубовая машина, позволившая механизировать самый трудоемкий процесс – зарубку. Значительные средства, вложенные в расширение производства и механизацию отдельных видов горных работ позволили заметно увеличить показатели добычи угля. В 1935 г. на руднике было добыто 17,7 тыс. т угля,  1936 г. – 22,8 тыс. т,  1937 г. – 23,5 т, 1938 г. – 33,5 т, 1939 г. – 54,5 тыс. т, 1940 г. – 69,3 тыс. т. Объем добычи угля с 1934 г. по 1940 г. увеличился в 7,7 раз (для сравнения за те же годы: по Кангаласскому  в 2,4 раза, Зырянскому в 3,1 раз)14.

Увеличение плановых показателей объемов добычи в соответствии с вышеупомянутым постановлением правительства потребовало резкого расширения горных работ. В связи с этим в 1938 г. значительно увеличилось количество рабочих: по оргнабору прибыло более 130 чел. В 1939 г. в шахте трудилось уже 225 рабочих, в начале 1941 г. – 25015.

Социальные проблемы на руднике в тот период были исключительно острыми. Вплоть до 1938 г. в поселке не было больницы, нормально функционирующей бани, прачечной, клуба. Потребность в жилье удовлетворялась только на 30%16. Жилищное строительство практически не велось, рабочие сами строили себе дома, многие ютились в землянках. Несколько бараков, построенных для рабочих, были мало пригодны для проживания: железные печи не обогревали продуваемые насквозь помещения17. Реконструкция поселка, начатая в 1938 г., несколько ослабила жилищную проблему. Положительно сказалась организация в 1937 г. Сангарского овоще-животноводческого совхоза. Благодаря принятым мерам по поддержке личных подсобных хозяйств рабочих в 1940 г. у них уже имелось 150 лошадей, свыше 150 свиней, 16 овец и 170 голов крупного рогатого скота18. Это способствовало закрепляемости кадров на производстве.

В предвоенный период многие рабочие получили широкую известность в республике благодаря трудовым успехам. Это орденоносцы проходчик А.Г. Рудых, подеревщик А.У. Югов; якуты–стахановцы бурильщики Прокопий Пестерев, Федор Ларионов и Иван Иванов, крепильщики Егор и Терентий Бутырины19. Немало квалифицированных кадров подготовил бригадир проходчиков Е.И. Цыпандин, один из первых горняков-якутов. У него учился и будущий Герой Социалистического Труда Л.Г. Горбунов, начавший свою трудовую деятельность на Сангарском руднике в 1937 г.20. В 1939 году за бесперебойное снабжение караванов Главсевморпути углем передовые работники рудника были награждены орденами, медалями и почетными грамотами. В их числе стахановцы Алексей Рудых, Егор Бутырин, кобяйцы Николай Аргунов, Денис Сметанин, Николай Захаров и другие21.

Великая Отечественная война поставила перед сангарцами новые задачи. В первые дни июля 1941 г. по призыву райкома партии жители поселка провели воскресники в шахте по строительству узкоколейной дороги протяженностью 420 м. 6 июля на строительство этой дороги вышло 150 человек, которые, отработав в две смены по 4 часа, выстроили узкоколейку. 15 августа 1941 г. шахтеры проводили на фронт первых защитников Родины. В газете «Стахановец угля», издаваемой Сангарским политотделом ГУСМП, в те дни  появился лозунг: «Сангарский рудник – тоже крепость, наш уголь – это бомба по врагу». Начальник Главсевморпути прославленный полярник  И.Д. Папанин обратился к шахтерам со словами, что «не может быть никакой речи о недовозе угля морскому флоту».  В перевалке угля  в те годы, кроме шахтеров, участвовали работники всех организаций поселка Сангар, а также женщины, старики и подростки. Среди них стахановцы А.И. Колмогорова, М.И. Кочнева и её 16-летний сын Петя (будущий Герой Социалистического труда), 14-летний Петр Дураев.

Шахтеры в годы войны  вели «Лицевые счета патриотов». Так, в лицевом счете начальника первого участка шахты К.Д. Усатова было записано:

1. Отчислял ежемесячно до конца войны по 150 руб.;

2. Подписался на заем 1941 г. – 1500 рублей и погасил подписку досрочно;

3. Сдал облигаций в фонд обороны на 1800 рублей;

4. Приобрел билетов денежно-вещевой лотереи на 210 рублей;

5. Сдал теплые вещи для бойцов  РККА на 65 руб;

6. Для помощи освобожденному населению перечислил  150 руб.;

7. На строительство танковой колонны передал 130 руб.;

8. Помогал защитникам Москвы и Ленинграда – 300 руб.;

9. На эшелон подарков воинам Красной Армии дал 375 руб.;

10. Участвовал в воскресниках – 6 раз;

11. Внес  рационализаторское предложение – один раз;

12. Подписался на военный заем 1942 г. на 2000 руб.22

Шахтеры трудились под девизом: «В труде, как в бою».  В первые дни  войны подземные бригады шахтеров рудника приняли обязательство  ежедневно работать  сверхурочно по три часа, а остальные рабочие перешли на 12-часовой рабочий день. С 16 июля 1941 г. все служащие  рудника и начальники участков перешли на 16-часовой рабочий день, а после  окончания рабочего дня добровольно трудились на перевалке угля.

Рабочие Сангара, воевавшие на фронте, в газете «Стахановец угля» 3 января 1942 г. писали: «Товарищи горняки Сангарского  рудника! ... обращаемся к вам с призывом стойко и мужественно преодолевать трудности, ковать в тылу на трудовом фронте победу над бандой  гитлеровцев ... работать за двоих, за троих!» Это воззвание подписали бойцы Г.В. Корякин, И.И. Кузьмин, В.А. Власенко, А.Я. Глухов, А. Земляков, Строев и другие.

Все увеличивавшиеся в условиях военного времени объемы производства, призванные обеспечить интенсивные перевозки Северным морским путем вооружений и продовольствия в рамках советско-американских соглашений по ленд-лизу, требовали постоянного расширения числа рабочих на Сангарском руднике. Летом 1942 года на берег у п. Сангар  было высажено около 200 финнов–спецпереселенцев, депортированных из Ленинградской области. Они были распределены на рыбодобычу и шахту. Многие затем так и остались здесь работать и жить. Среди них лебедчицы Л.С. Ламберг-Зверховская и А.М. Кокконен, награжденные за свою самоотверженную работу медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» и знаком «Почетный полярник». Численность коллектива рудника увеличилась до 1000 человек. В Сангаре тогда проживало около 3000 человек. На 1 марта 1943 г. под землей работали 222 шахтера. Из них в результате призыва в ряды действующей армии и группового несчастного случая на 1 июля того же года осталось 126 чел. Добыча угля велась уже на четырех шахтах: №№ 1, 2, 3 и 4. Изыскательские работы продолжались и в годы войны. Так, в 1942 году была организована стационарная геологоразведочная экспедиция Главсевморпути, которая занималась дальнейшей разведкой угольных месторождений.

 2 июня 1943 г. случилась самая крупная трагедия в истории шахты «Сангарская». Знаменитый шахтер, Герой Социалистического труда Л. Г. Горбунов вспоминал: «Взрывником был молодой паренек Миша Цыганков. Однажды палил  он … разрезную печь, подключился к сети, и тут произошла вспышка. А в печи был газ метан. Произошел взрыв огромной силы. Позднее Цыганкова подняли мертвым с того места, где он производил опалку. Волна взрыва ударила на восточную сторону, где работали бригады  в лаве по добыче угля и проходке штрека. Угольная пыль во взвешенном состоянии усилила взрыв. Случилось несчастье, погибла почти вся смена – 22 человека»23. При взрыве газа и пыли в шахте № 2 погибли горняки: Е.И. Афонин, А.В. Белов, Т.Г. Власенко, П.М. Еряшев,  В.И. Зяблов,  Г.М. Иконников, Е.Г. Иванов, А.М. Караваев, Н.И. Леденцов,  М.М. Лютов, Г.П. Малкова, П.С. Макеев, М.Е. Ноговицын, А.М. Ожигов, В.С. Сенчук, М.А. Семичастных (14-летний подросток), А.В. Трыков, А.П. Унжаков, М.Ф. Хабардин, М.В. Чалеев, М. Цыганков, И.Ф. Шишов, Д.И. Эверстов. Вскоре скончался и получивший тяжелейшие травмы И.Н. Жирков. Чудом остались живы только две 16-летние осланцовщицы  Р. Зайцева (Балюцкая) и Ибрагимова.

Острая нехватка рабочих кадров заставила руководство рудоуправления обратиться за помощью к республиканским властям. В числе первых мобилизованных на трудовой фронт якутских колхозников в 1942 г. прибыл в Сангар бывший бригадир полеводов из Мегино-Кангаласского района Егор Иванович Цыпандин (1897–1976). По-крестьянски основательный, степенный, добросовестный он вскоре стал бригадиром проходчиков. За высокие трудовые показатели Е.И. Цыпандин одним из первых сангарских шахтеров был удостоен звания «Почетный полярник» и «Почетный шахтер». В дальнейшем, проработав на шахте около 30 лет, был награжден орденами Знак Почета, Трудового Красного Знамени, многими медалями, избирался депутатом Верховного Совета ЯАССР.   

В марте–апреле 1944 г. на Сангарский рудник прибыло более 200 человек из центральных районов Якутии, мобилизованных на трудовой фронт, а в конце июня пароходом приехали ещё 100 молодых женщин и девушек из вилюйской группы районов. Среди них были Мария Семенова, Дария Попова, Варвара Петрова, Татьяна Семенова, Варвара Петрова, Анна Евдокимова, Нина Лысхаева, Татьяна Алексеева (Ноговицына) и другие. По воспоминаниям девушек, их путь был труден и долог. По пути следования им приходилось вместе с командой самостоятельно заготавливать дрова для топки котлов судна. Девушки сами валили деревья, пилили, грузили дрова на пароход. По прибытии в Сангар их шеренгами повели в баню, выдали спецодежду из грубой мешковины, распределили по бригадам и направили на рабочие места: на погрузку угля тачками на пароходы, на строительство причала, на заготовку леса и на другие работы. При такой изнурительной и тяжелой работе, им, как рабочим поверхности выдавали по карточкам по 700 граммов хлеба в день24. Акулина Каратаева, уроженка Вилюйского района, первоначально была распределена на погрузку угля. Затем её перевели на шахту №2, где она работала на проходке, лесогоне, навалке угля. Никакой механизации, везде тяжелый, совсем не девичий труд, где основные орудия производства кайло, лопата, пила, топор. Довелось Акулине три года поработать и взрывником. Только в 1949 г. её перевели на поверхность грузчиком сланцевки, а всего Акулина Андреевна проработала на шахте до 1971 г. Единственная женщина – ветеран шахтерского труда в Сангаре награждена орденом Знак Почета, медалями «За трудовую доблесть», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «Ветеран труда» и др.   

В результате принятых мер и, прежде всего, мобилизации на трудовой фронт колхозников Якутии (в июне 1944 г. на руднике работало уже до 300 якутов, прибывших из разных уголков республики) Сангарскому руднику удалось в 1944 г. резко увеличить добычу угля с 88 тыс. т до 117 тыс. т.

В 1945 г. приказом начальника ГУСМП при СНКСССР И.Д. Папанина за самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны, развитие стахановского движения 44 шахтера были награждены знаком «Почетный полярник СССР», в том числе А.Г. Рудых, Е.И. Цыпандин, Г.Е. Максимов, Л.Г. Горбунов25.

За годы Великой Отечественной войны как Сангарский рудник, так и угледобывающая отрасль в целом понесли значительные потери. Усиленная добыча угля в годы войны сопровождалась сокращением разведанных сырьевых запасов. В эксплуатации находились старые шахты, введенные форсированными темпами в конце 1930-х гг. без технических проектов и научного обоснования. К тому же шахта №2 серьезно пострадала в результате взрыва метана в 1942 г. В 1946 г. общий объем добычи угля снизился до 104 тыс. т против 133 тыс. т в 1945 г.26

Поэтому в первый послевоенный год СНК СССР приняло решение произвести  реконструкцию рудника и построить Центральную штольню производительностью в 250 тыс. тонн угля в год. «Закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства ЯАССР на 1946–1950 гг.» также предусматривал увеличение добычи угля до 310 тыс. т в 1950 г. Однако, для того, чтобы добиться выполнения увеличившихся плановых заданий потребовались значительные капитальные вложения и серьезные усилия руководства и рабочих шахты.

В ноябре 1946 г. началось строительство новой паротурбинной электростанции мощностью 500 квт. Она была сдана в эксплуатацию 16 апреля 1947 г., с её вводом уже в 1948 г. выработка электроэнергии увеличилась на 68,5%, составив 1,7 млн. кВт/ч. В том же году на шахте №4 начали действовать три врубовые машины тяжелого типа ДТК–3 м, а на участках с крутым наклоном пластов применялся буровзрывной способ. Откатка осуществлялась с помощью ленточных и скребковых транспортеров, за исключением шахты №4, где все ещё сохранялась конная тяга. Подъем угля выполнялся лебедками в скипах и вагонетках. В конце 1949 г. закончился монтаж второго турбогенератора мощностью 500 квт. На 1 января 1950 г. на Сангарском руднике действовали три врубовые машины, один экскаватор, 151 электромотор, три подъемные и девять скреперных лебедок, девять качающихся конвейеров, 47 транспортеров, три трактора и т.д.27 В 1951 г. была  введена в эксплуатацию механизированная шахта № 5, вместо конной тяги появились электровозы, все трудоемкие процессы, кроме навалки угля, были механизированы.

Несмотря на сложности переходного времени, связанного с реконструкцией рудника, передовые горняки добивались высоких трудовых показателей. Многие шахтеры – участники социалистического соревнования, развернувшегося накануне XIXсъезда КПСС, завершили свои годовые задания уже к 20 октября 1952 г. Из них Г.Е. Максимову, И.П. Бурнайкину, И.Г. Привалихину, С.М. Назарову, Е.И. Цыпандину, Л.Г. Горбунову, А.Г. Рудых, М.П. Лукьянову было присвоено звание «Почетный шахтер» с выдачей нагрудного знака и почетного форменного мундира. В 1953 г. по результатам социалистического соревнования коллективу Сангарского рудника были присуждены переходящее Красное Знамя Совета Министров Якутской АССР и Якутского обкома КПСС и Красное знамя Министерства  Морского и речного флота СССР.

К 1954 г. Сангарский рудник стабилизировал свои производственные показатели, впервые за послевоенные годы достигнув плановых рубежей. В немалой степени этому способствовали и применявшиеся на шахте передовые методы производства, прежде всего внедрение опыта работы по графику одного цикла в сутки. Этот метод новаторов Донбасса впервые на шахте «Сангарская» апробировала в 1953 г. бригада Л.Г. Горбунова. Успешное применение позволило внедрить этот метод более широко. В марте 1955 г. бригада Чугуряна сумела дать 25 производственных циклов за 27 рабочих дней. В апреле 195 г. на график по режиму цикл в сутки была переведена лава «Восточная», что увеличило добычу угля  по сравнению с предыдущими месяцами на 30%. Здесь комсомольско-молодежная бригада Селезнева также осуществила 25 циклов против 18 в среднем в январе–марте 1955 г. С 1 декабря 195 г. на работу по-новому перешли все очистные и подготовительные забои шахты №528.

По опыту других угледобывающих предприятий страны на шахте «Сангарская» в послевоенный период стали создаваться комплексные бригады, в которых каждый рабочий владел несколькими специальностями, что создавало возможность взаимозаменяемости и взаимодействия для успешного завершения цикла. Комплексные бригады Н. Зензина, В.А. Синдеева показывали пример  скоростной проходки горных выработок.

Особенно впечатляющих успехов добилась бригада проходчиков Леонтия Герасимовича Горбунова (1917 г.р.). Сын крестьянина-бедняка из Иркутской области прибыл в Сангар-Хая в 1937 г. и устроился в шахте путевым рабочим. Сметливого, работящего паренька приметил знаменитый бригадир проходчиков Е.И. Цыпандин и пригласил к себе в бригаду. С тех пор, освоив горняцкое дело, он в совершенстве овладел профессией проходчика и вскоре выдвинулся в ряды лучших работников отрасли. Бригада Л.Г. Горбунова систематически перевыполняя плановые показатели, решила ещё более усовершенствовать метод цикл в сутки. Члены бригады в составе 12 человек, разбившись на три звена, решили, чтобы каждое из них выполняло за смену полный цикл производственных операций (буровзрывные работы, уборка породы, крепление). Иначе говоря, график цикл в сутки менялся на цикл за смену. Успешное претворение в жизнь рационализации производства позволило бригаде Горбунова достичь ещё более высоких результатов, доведя среднемесячную проходку до 100 пог. м. За многолетние выдающиеся трудовые показатели Л.Г. Горбунову, первому из сангарских горняков, 1 октября 1957 г. было присвоено звание Героя Социалистического Труда29.

На Сангарском руднике в послевоенный период был поддержан и другой почин донецких шахтеров – Н.Я. Мамая и А.А. Кольчика. Следуя их инициативе дать в каждой смене сверхплановую продукцию и бороться за снижение её себестоимости, одна из лучших бригад забойщиков под руководством Павлесо ежедневно добывала только в 1956 г. дополнительно до 4,09 т угля вместо 2 т по обязательствам. Горнопроходчики В.Ф. Кононов досрочно выполнил полуторагодовую норму, а А.Г. Зверховский – двухгодовую. Высоких трудовых показателей добились и другие комплексные бригады. Завершив досрочно принятые обязательства до конца 1956 г. шахта №5 дала 26,6 тыс. т сверхпланового угля. В 1957 г. коллектив рудника добился выполнения плана добычи угля на 107,2%, снижения себестоимости продукции на 12,4% и был награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета РСФСР30. 

Во второй половине 1950-х гг. продолжалось техническое перевооружение рудника. В 1959 г. начала работать шахта «Центральная штольня», окончательно вступившая в эксплуатацию  в 1960 г.  Этой штольней в дальнейшем  разрабатывались угольные пласты «Сложный», «Юбилейный», «Сапропелевый», «Логовой», «Восток-Загадка» (угол падения пласта 21–24 градуса).

В эти годы изменилась и ведомственная подчиненность рудника. Напомним, что с середины 1930-х гг. шахта «Сангарская» находилась в ведении Главного управления Северного морского пути при СНК СССР. В 1954 г. Главсевоморпуть был, как самостоятельное управление, упразднен и перешел в состав Министерства морского флота СССР. Сангарский угольный рудник, наряду с другими производственными предприятиями бывшего главка был передан Министерству местной промышленности ЯАССР. В 1957–1962 гг. подчинялся Якутскому совнархозу, в 1963–1964 гг. –  Северовосточному совнархозу,  в 1965–1966 гг. – тресту «Якутзолото». С 1967 г. вошел в состав производственного объединения «Якутуголь» . В 1964 г. Сангарский рудник был  переименован в шахтоуправление, а с 1972 г. стал официально называться шахтой «Сангарская».

В 1965 г. Сангарским шахтоуправлением была достигнута рекордная добыча угля за все годы существования рудника: в этот год было получено 341,1 тыс. т угля.  Всего же за 1966–70 гг. горняки Сангара добыли 1 млн. 627 тыс. т угля.  

В 1970 г.  на шахте впервые был внедрен комбайн «Урал–2М», успешная эксплуатация которого позволила увеличить производительность труда до 200 т угля за одну смену. Комбайн внедрила  бригада под руководством инженера Н. А. Быкова,  впоследствии кандидата технических наук, научного сотрудника Института горного дела Севера ЯФ СО АН СССР, занимавшегося проблемой самовозгорания  многолетних мерзлых углей.

В 1971 г. высокие трудовые показатели шахтеров Сангара были в очередной раз отмечены рядом правительственных наград. В их числе звания Героя Социалистического Труда был удостоен мастер–взрывник шахты «Сангарская» П.П. Кочнев (1925–1990). Петр Павлович Кочнев – уроженец с. Толоон Нерюктяйского наслега Ленского района. В 1936 г. вместе с родителями переехал в поселок Сангар. Вслед за ними, в годы Великой Отечественной войны, 16-летним подростком он спустился в забой. Трудолюбивый, добросовестный, вдумчивый юноша постепенно освоил почти все рабочие специальности: бутчика, электрослесаря, бурильщика, машиниста погрузочной машины, мастера–взрывника. Заочно закончил Алданский горный техникум. Проработал на шахте «Сангарская» почти 40 лет. Самоотверженный труд П.П. Кочнева отмечен многими правительственными наградами, в том числе званием «Почетный шахтер СССР»31.   

В 1970–80-е гг. производственные показатели шахты «Сангарская» несколько снизились. Ежегодная угледобыча колебалась в пределах 220–280 тыс. т. Плановые показатели были практически сорваны в 1974 г., когда было добыто всего 173,6 тыс. т угля, что составило лишь 61% от добычи предыдущего года. Шахта переживала кризис, связанный не только с истощением разведанных запасов и техническим отставанием от других предприятий отрасли, но и с факторами социального порядка, самой серьезной из которых стала кадровая. Неизбежный процесс смены поколений, когда закончила свою трудовую деятельность первая плеяда прославленных сангарских горняков, пришелся как раз на эти годы.

Для улучшения деятельности руководство шахты предприняло ряд мер по повышению её технической оснащенности. В 1978 г. была сдана в эксплуатацию  канатная дорога «МДК» (впервые в республике) для перевозки рабочих по наклонному стволу пласта «Сложный». Затем такая же дорога была сооружена и в людском бремсберге – в наклонном стволе по пласту «Юбилейный». С 1976 по 1981 годы на добыче угля был введен в эксплуатацию угледобывающий механизированный комплекс «КМ–87 ДН». С его внедрением на шахте решалась проблема бесцеликовой добычи угля.

6 мая 1979 г.было закончено бурение Сангарской скважины № 4 глубиной 3753  метра.  В интервале глубины 100–1350 метров  было отмечено более 30 пластов каменного угля, а в  интервалах 2200–2220 и 3681–3753 метра – пластовые подземные воды. Мощность вечной мерзлоты составляла около 230 метров.

Институтом «Востокгипрошахт» был выполнен проект реконструкции шахты «Сангарская». Проектом  предусматривалось увеличение  мощности шахты до 370–600 тыс. т угля в год.  Приказом Министерства угольной промышленности СССР № 34 от 25.01.88 г. было принято решение о вводе намеченной мощности в 1991 году. В 1984 г. началась последняя реконструкция шахты «Сангарская». Постепенно шахта вновь стала наращивать производственные мощности. В 1986 г. сангарскими горняками было добыто 297,5 тыс. т, в 1987 г. – 290,4 тыс. т, 1988 г. – 320,9 тыс. т, 1989 г. – более 320 тыс. т «черного золота». В 1990 г. шахтерами Сангара было добыто рекордное количество угля – 354 тыс.  т. На шахте трудилось в это время около 770 человек. Сплоченный коллектив высококвалифицированных рабочих и инженеров старейшего промышленного предприятия Якутии вносил весомый вклад в развитие производительных сил и экономики всего восточносибирского и северовосточного региона. Сангарский уголь использовался для речных и морских судов, для обеспечения объектов производственной и социальной инфраструктуры северных районов республики, вывозился в соседнюю Иркутскую область, где служил топливом для предприятий золотодобывающей и слюдяной промышленности. 

Однако начавшиеся в 1990-е гг. рыночные реформы, вызвавшие затяжной структурный кризис российской экономики, остановили относительно устойчивое и поступательное развитие шахты «Сангарская». Разрыв межтерриториальных хозяйственных связей, взаимные неплатежи, непродуманные управленческие реорганизации, изменение общей  концепции освоения природных ресурсов Севера – все это привело к постепенному нарастанию кризисных явлений и в деятельности шахты. Как результат наметившейся стагнации производства из года в год стали снижаться отчетные показатели: в 1991 г. было добыто 243,9 тыс. т, 1992 г. – 170 тыс. т, 1993 г. – 175,7 тыс. т, 1994 г. – 144,2 тыс. т, 1995 г. – 103 тыс. т, 1996 г. – 93,8 тыс. т, 1997 г. – 68,5 тыс. т, за 7 мес. 1998 г. – 30 тыс. т угля32. Шахта «Сангарская», наряду с Кангаласским и Зырянским угольным разрезами,   обогатительными фабриками ПО «Якутуголь» прочно вошла в разряд убыточных33.

С 1997 г. в связи начавшимся процессом акционирования отрасли руководство ПО «Якутуголь» все настойчивее стало ставить вопрос о ликвидации шахты «Сангарская» ввиду крайней нерентабельности её эксплуатации. В том же году уже во время составления технико-экономического обоснования и экспертизы документа о ликвидации с шахты уволились 418 работников.

29 августа 1997 г.в республиканской газете «Якутия» появилась статья В. Федорова, где была предпринята попытка проанализировать сложившуюся вокруг рудника ситуацию. По мнению автора, «...поспешные «похороны» шахты «Сангарской» продиктованы только желанием «Якутуголя» перед грядущим акционированием побыстрее освободиться от своих убыточных северных подразделений. «Приговор» «Сангарской» подписан на основе двух цифр. Первая: отпускная стоимость тонны угля в республике сегодня – чуть более 170 тыс. рублей. Вторая: себестоимость сангарского угля, по последним расчетам, – около 600 тысяч [по ценам 1997 г. – С.Б.]… Стали звучать речи о том,  что наша шахта, якобы, исчерпала себя, выработала запасы. Это ложь! По всем нормам подготовлены для добычи пласты: «Спутник», «Сапропелевый», «Сложный», «Загадка», «Первый Логовой» и «Второй Логовой». Общие запасы составляют 20 миллионов тонн… Телега опять оказалась впереди лошади: зачем надо было разрушать производство, ещё не имея денег на его ликвидацию? Тем более, по расчетам сангарцев, на эту самую ликвидацию потребуется 200 миллиардов, а на закупку нового оборудования для шахты и её современную реконструкцию – ровно вполовину меньше. Кстати, если бы все должники во главе с «Якутуглем» рассчитались с шахтой, она разом бы получила почти 200 миллиардов и сама со всеми бедами справилась»34. Однако, эта статья, одна из немногих, где объективно и честно ставились вопросы дальнейшего промышленного освоения территории республики, так и осталась «гласом вопиющего в пустыне». Не принесли результатов и попытки отстоять шахту перед федеральными и республиканскими властями её руководства. 1 августа 1998 г. шахта «Сангарская» прекратила свое существование. 

В результате деятельности бывших руководителей «Якутугля» была закрыта  уже реконструировавшаяся шахта, с богатейшими разведанными и подготовленными к добыче запасами угля.  На день закрытия  общие запасы шахты, как уже упоминалось выше, составляли 20 млн. тонн угля. При этом на ее ликвидацию требовалось  200 млрд.  руб., а на современную реконструкцию, на закупку нового оборудования шахтеры просили  всего 90 млрд. руб.

Ликвидация шахты, как и большинства северных промышленных предприятий,  носила стихийный характер. В пласте «Сложный» закрыли подготовленную лаву, оставив 75% оборудования в завале. Потеряв работу, сотни людей с семьями покинули постоянное место жительства, поселок и улус, которым отдали лучшие годы жизни. Вместо достойной пенсии и старости они остались один на один с потерянным в тяжелых и вредных условиях труда здоровьем, материальной нестабильностью, бытовой неустроенностью.

Закрытие шахты, являвшейся фактически градообразующим предприятием поселка Сангар серьезно подорвало демографическую ситуацию в Кобяйском улусе. Из 12,5 тыс. человек, проживавших в конце 1980-х гг. в районном центре, на октябрь 2004 г. осталось всего 4,5 тыс. человек. Вместе с шахтой были ликвидированы многие её подведомственные предприятия, главным образом, объекты социальной инфраструктуры: профилакторий, детский сад, санчасть и т.д.

В настоящее время администрация  муниципального образования «Кобяйский улус» прилагает значительные усилия для того, чтобы возобновить в п. Сангар добычу угля. После закрытия шахты «Сангарская» добыча угля в улусе велась на Белогорском угольном месторождении, которое осваивал ГУП «Разрез Мироновский». Ранее здесь находился участок шахты «Сангарская». Уголь Белогорского месторождения (в 15-20 км выше п. Сангар) использовался в качестве сырья для котельных Кобяйского улуса. В течение 1998–2000 гг. на нем было добыто около 70 тыс. т. Однако и это предприятие вскоре перешло в разряд убыточных. Руководство улуса, стремясь укрепить положение единственного сохранившегося угледобывающего предприятия, провело ряд аукционов на его разработку.      

Жители Кобяйского улуса живут надеждой на возрождение шахты «Сангарская». В этом в немалой степени их поддерживают обнародованные в периодической печати перспективные запасы Ленского  угленосного бассейна (2,6 трлн. т угля), составной частью которого является Сангарское месторождение.

 

Литература и источники

 

  1. НА РС (Я). Ф. 12и. Оп. 2. Д. 327. Л. 9-9об.
  2. Там же. Л. 23.
  3. Гурьев К.Н., Слепцов В.Г.История Сангар в датах и фактах.– Якутск, 2002.– С. 6.
  4. Там же.– С. 7-8.
  5. Там же.– С. 10.
  6. Там же.– С. 11-15.
  7. Монастырский А.С.Угольные ресурсы// Советская Арктика.– 1937.– №7.– С. 68.
  8. Гурьев К.Н., Слепцов В.Г.Указ. соч.– С. 17.
  9. ФНА РС (Я). Ф. 53. Оп. 1. Д. 16. Л. 164.
  10. ИзвестияЦИК и ВЦИК Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.– 1932.– 21 декабря.
  11. Боякова С.И.Главсевморпуть в освоении и развитии Севера Якутии (1932–июнь 1941 гг.).– Новосибирск: Наука, 1995.– С. 14-15, 26-27.
  12. ФНА РС (Я). Ф. 3. Оп. 182. Д. 92. Л. 13.
  13. УгольСевера// Советская Арктика.– 1937.– №7.– С. 72.
  14. Боякова С.И.Указ. соч.– С. 69-72.
  15. Там же.– С. 70.
  16. НА РС (Я). Ф. 52. Оп. 16. Д. 58. Л. 81.
  17. ФНА РС (Я), Ф. 53. Оп. 1. Д. 16. Л. 50.
  18. Местникова М.В.Сангарский угольный рудник// Сб. науч. статей/ Якут. респ. краевед. музей им. Е. Ярославского.– Якутск: Кн. Изд-во,1957.– Вып.2.– С. 58.
  19. Боякова С.И.Указ. соч.– С. 70-71.
  20. Горбунов Л.Г.Шахтерское счастье.– Якутск: Кн. Изд-во, 1959.– С.8.
  21. Гурьев К.Н., Слепцов В.Г.Указ. соч.– С. 21.
  22. Там же.– С. 23, 25.
  23. Ленинец.– 1979.– 3 июля.
  24. Гурьев К.Н., Слепцов В.Г.Указ. соч.– С. 26.
  25. Там же– С. 27-29.
  26. НА РС (Я). Ф. 70. Оп. 69. Д. 356, Л. 2
  27. Хатылаев М.М.Промышленное развитие Якутии в 1946–1960 гг.– Якутск: ЯНЦ СО РАН, 1992.– С. 99.
  28. Там же.– С. 101.
  29. Горбунов Л.Г.Указ. соч.– С. 5-9, 15-19, 24-25.
  30. Хатылаев М.М.Указ. соч.– С. 102.
  31. Гурьев К.Н., Слепцов В.Г.Указ. соч.– С. 55-56.
  32. Там же.– С.86.
  33. Оглезнева Т.Н.Промышленность. Базовые отрасли// Суверенная Республика Саха  (Якутия) (1991–1996): проблемы коренных преобразований: сб. науч. статей.– Якутск, 1999.– С. 57.
  34. Якутия.– 1997.– 29 августа.